Дорогая боль

DSC_0698

Я хожу эту неделю с этой темой — темой глубины боли и ее исцелении. Про то, как мы боимся ее, как можем от нее отворачиваться.

Сейчас пришло ощущение, что когда мы из боли что-то делаем с болью, вот тогда это про дорогу в никуда, про застревание, про отворачивание от жизни.

Но ведь ее важно проживать! Чтобы двигаться, чтобы жить..

И когда к боли обращаешься из Любви, как будто бы она начинает находить постепенное успокоение. Ты плачешь, и кто-то внутри тебя бережно шепчет «да, понимаю, это правда больно и грустно, и мне сейчас больно и грустно». Но это уже не что-то что руководит тобой: ты сам можешь эту боль держать. И давать ей то, что нужно, видя ее, а не становясь слепым внутри своей боли.

Принятие.

Я сейчас в раздумьях об этом тончайшем балансе. Как не заглушить, не отвлечь от важного: потому что именно в гуще боли, как правило, таится колоссальное сокровище.

То место, где важно не заболтать, не уйти в объяснения, только чувствовать. Проживать. Принимать. Уровень не-слов, уровень внутренней поэзии…

Это то место, где человек сам является автором своего исцеления, там вот правда только сиди и свидетельствуй и давай опору. Плакать и оплакивать из любви — как дождь, после которого распускаются цветы.

Чтобы исцелить боль, нужно ее почувствовать. И здесь так важно поймать баланс: про не застревать, но про останавливаться, про замечать, когда что-то автоматом идёт из боли.

Про слепые пятна.

Про внутреннее решение быть, не разрешать чему угодно разрушать себя.

И при этом — мягкое принятие. Горевать, грустить — важный процесс, который важно проходить до конца. В немецком страдать — буквально означает идти сквозь боль.

Про принятие жизни с красотой и горечью.

И это такое искусство — чувствовать, когда идти, а когда останавливаться. Когда копить силу, а когда из нее действовать.